Развитие

ЧЕЛОВЕКОПОДОБНЫЕ  НА ФЕРМЕ В ТЕННЕССИ

 

 

снежный человек

 

 Игорь Бурцев, к.и.н., президент Фонда «Криптосфера»

 (журнал “Знак вопроса”)

      1. ЧТО МЫ ЗНАЛИ ДО ПОЕЗДКИ В ТЕННЕССИ. 

     НАЙДЕНЫШ РОБЕРТА КАРТЕРА

 Примерно в 1945 дедушка Дженис, Роберт Картер, приобретший здесь немногим более сотни акров (полсотни гектаров) земли, по большей части покрытой лесом и частью - пастбищами, перебрался сюда на жительство со своей женой индианкой Лайлой и двумя малолетними детьми - дочерью Мелвиной, четырех лег, и сыном Робертом, которому едва исполнился один год.

 А в году 1946-47м, во время расчистки территории от леса, когда он срубил очередное дерево, чуть ли не на него свалился вместе с деревом подраненный волосатый мальчик-бигфутенок лет двух-трёх. Фермер привел его в дом и выходил, но тот стал вести себя очень неспокойно, разбрасывать вещи и даже ломать все, что попадало под руку. Тогда Роберт поместил его в стойло большого сарая-конюшни и запер. Но через несколько дней в сарай влезли его родители, выломали дверь в стойле и забрали ребенка в лес.

 Но бигфутенок стал приходить в гости к людям, где он получал корм. Это общение усилилось после того, как родители ребенка куда-то пропали и перестали появляться в расположении фермы. Фермер приложил усилия к его воспитанию и даже обучению языку. Он же назвал ребенка Фоксом.

 В январе 1965 года у Мелвины, красивой танцовщицы кордебалета мюзикла «Вестсайдская история», родилась дочь, которую назвали Жаньес. Отец ее тоже был наполовину индейцем и танцовщиком в том же мюзикле. У него возникли какие-то проблемы с законом, и он оказался в тюрьме. Больше девочка его не видела. А вскоре ее мама пристрастилась к горячительным напиткам. В конце концов, соседи пожаловались властям, Мелвину лишили материнских прав и дедушка удочерил внучку.

 Боясь испугать внучку, дедушка поначалу скрывал от нее их существование. Прикармливал их на дальних участках фермы или в амбаре в ночное время, объясняя, что носит пищу беспризорным кошкам. Позже он стал говорить, что подкармливает лису (по-английски - «фокс»).

 Дедушка-папа души не чаял в маленькой Дженис. А она боготворила его и называла Папау (в книге и письмах она всегда писала это слово с большой буквы). С самого юного возраста он воспитывал в ней самостоятельность, уважение к людям и, что особенно важно, к самой себе. Он научил ее вести хозяйство, рассчитывать бюджет, быть изобретательной, выживать, как бы туго ни шли дела. Он воспитал в ней упорство, несгибаемость перед трудностями, физическую неприхотливость, выносливость перед невзгодами. Роберт Картер ушел из жизни 13 октября 1996 года в 90-летнем возрасте. Но Дженис продолжала ощущать его влияние на свою жизнь и была уверена, что он все еще рядом, видит ее, и она даже слышит его голос, поддерживающий ее в трудные минуты.

      ПЕРВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ ДЖЕНИС ОТ БИГФУТОВ. 

 Сама Дженис «познакомилась» с «Фоксом в 1972 году.

 «Мне было тогда семь лет, а сестре Лейле три года. Помню, как-то мы посмотрели в направлении траншеи, в которую мы сбрасывали мусор, и увидали за деревьями лицо. Оно было похоже на обезьянье. Мы позвали маму и показали ей на него. Та позвала дедушку, бабушку и своего брата - нашего дядю: «Смотрите, смотрите! Там огромная обезьяна среди деревьев!» - воскликнула она, указывая в ту сторону. Да мы и сами ЕГО видели. До него было не более 30 футов (около десятка метров), но я помню только его лицо. Сестра утверждает, что видела и его тело. Но дедушка успокоил нас, сказав, что это была просто игра света и тени от деревьев. Надо сказать, что пока мы за ним наблюдали, он не шевельнул ни рукой, ни ногой, ни даже единым мускулом.

 На другой день мы пошли на то место, но ничего там не нашли. Мы подошли к дереву, рядом с которым видели лицо, и даже вскарабкались на ветви, но так ничего и не обнаружили. И все же много раз после этого мы ощущали на себе ЕГО взгляд, мы чувствовали, что он наблюдает за нами, хотя самого его не видели... 

 Однажды, в конце июня или в июле 1972 года, дедушка и я собирали ягоды на заднем участке. Мы всегда брали с собой кувшин с водой, когда шли собирать ягоды. Но на этот раз, уже не помню почему, кувшин был пуст, и дедушка отправил меня в дом за водой. Я быстро шмыгнула в дом, наполнила кувшин и торопилась обратно с полным кувшином к тому месту, где оставила дедушку. Я видела его сквозь редкие деревья и подлесок прямо впереди меня. И вдруг - БАМ! - большое дерево преградило мне путь! По крайней мере, я поначалу приняла это за дерево. Я ткнулась ЕМУ сзади под колени. Это НЕЧТО молниеносно обернулось и отскочило на несколько футов. Это был самец бигфут. Тогда я не думала, самец он или нет, но позже я это поняла. Это нечто так меня напугало, что я вскрикнула, но голоса не было. Я так напугалась, что намочила и испачкала свои джинсы.

первая встреча Дженис с Фоксом

 Несколько раз я пыталась вскрикнуть и двинуться, но безрезультатно. Я просто остолбенела. Должно быть, я все же произвела какой-то шум, потому что Папау подошел и встал между нами. Но до этого, как мне показалось тогда, прошла вечность, да и сейчас я так думаю. Это была незабываемая сцена! Папау просто разговаривал с ним таким голосом, каким он успокаивал наших молодых заарканенных жеребцов: «Спокойно, парень, спокойно». Оглядывался на меня, и опять: «Спокойно» и всякие прочие слова, которые я сейчас не могу вспомнить. 

 Папау продолжал все так же мягко уговаривать, стремясь успокоить бигфута. В конце концов, тот развернулся и пошел прочь, оглядываясь на нас, пока не скрылся из виду за деревьями и кустами. Папау отвел меня в дом после его ухода, и бабушка помогла мне переодеться. Мы снова пошли собирать ягоды в тот вечер. Нам нужно было собрать ягоды для покупателя, который уже заплатил вперед, и мы должны были выполнить заказ к утру. Мы продолжали собирать ягоды на холме в стороне от старой конюшни, где я повстречала бигфута и ткнулась ему под, колени в тот день. Он, возможно, шел из этой конюшни или, наоборот, ушел туда после столкновения. 

 Долгие годы после этого случая меня преследовали ночные кошмары. Часто я просыпалась в холодном поту. Я не могла спать без света, поэтому его не выключали на ночь. Я и сейчас сплю при включенных лампах. Не потому, что это может предотвратить приход кого-то из бигфутов, но, по крайней мере, я смогу увидеть, если кто-то из них решит войти в дом. Я надеюсь на это. 

 Действительно, если бы они захотели войти, их бы ничто не остановило. 
 Как я позже узнала, это был Фокс. Как он выглядел? Ростом он был от семи до семи с половиной футов (210-225 см), но тогда он показался мне громадным. Он весь был покрыт волосами, испачканными высохшей красной глиной. Лицо его было похоже на лицо доисторического человека.

 Осенью того же года, как рассказывает Дженис, дедушка как-то спросил внучек, не хотят ли они посмотреть, как он кормит «лисичку». Они, конечно, живо откликнулись на это предложение. И вот под вечер он повел их к группе деревьев, что за сараем-конюшней. Там, подойдя к зарослям, он положил на землю тарелку с остатками еды на ней и отступил на пару метров. Из кустов вышло огромное существо - это был Фокс - и принялось, есть то, что было на тарелке. А в это время девочки увидели под низко склоненными ветвями деревьев еще одно существо, видимо женского пола, с двумя детенышами. Особенно запомнились их руки, которые они тянули к Фоксу. Но, как ни странно, Фокс с ними не поделился. Он молча опустошил тарелку, повернулся и скрылся за ветвями... 

 Это произошло в 1972 году, и в последующих три десятка лет имела возможность наблюдатъ семью бигфутов и общаться с ними. Будучи ребенком, она обычно вела наблюдения, забравшись на дерево.  

 

    РОДОСЛОВНАЯ СЕМЬИ ФОКСА 

 За прошедшие десятилетия, как рассказала Дженис, Шиба - спутница жизни Фокса, только на памяти Дженис с 1972 по 1989 годы родила шестерых детей. До этого, по утверждению дяди Дженис. у нее родилось примерно столько же детей. В ноябре 1976 года родился Тоби - светлокожий и светловолосый мальчик. После него в следующем году родился мертвый ребенок. Похоже, это была девочка, её бигфуты сами закопали недалеко от дома Картеров. Но место это находится на земле соседа, и он не разрешает раскопать могилу из религиозных соображений.

 Дети, становясь половозрелыми примерно к десяти годам, находили себе пару и уходили. Позже некоторые из них возвращались, иногда с потомством. Например, самец Блэки, один из двух близнецов, которых Дженис видела во время кормежки Фокса, родившихся в 1972 году, задержался около матери дольше других. Он ушел примерно в 10 лет и появился вновь в 1987 году вместе с подругой не очень большого роста. Они пробыли в расположении фермы около четырех лет. Детей у этой пары не было. В конце 1991 года они пропали, а еще через некоторое время Блэки появился с новой «пассией» и с ребенком. Третья «жена» появилась у Блэки в 1988 году, а через год у них родился сын, которого дедушка назвал Шэгги («Лохматый»). Этот Шэгги был очень болезненным, постоянно кашлял, а когда ему исполнилось шесть лет, исчез вместе со своей матерью. Он то ли умер, то ли мать увела его в более благоприятные для него места.

 В апреле 1981 года у самой Дженис родилась дочь Аманда, а в сентябре того же года у Фокса и Шибы появилась на свет дочь Чико. Когда ей было три года, она сунула руку под ремень работавшего конвейера, и ей оторвало два пальца. В пять лет она куда-то исчезла, а в десять вернулась уже с ребенком. После травмы на конвейере Чико сторонилась людей, и издалека Дженис решила, что ее ребенок - девочка. Позже оказалось, что это - мальчик, да еще какой: сейчас его рост превышает три метра, и весит он больше полутоны. Дженис называет его индейским именем Каноэ-ней, что означает Пьющий воду в течение дня. Она определила его рост, измерив, расстояние от земли до окна ее спальни, в которое он однажды заглянул. Похоже, что отец этого мальчика в свое время увел Чико с фермы, когда ей было всего пять лет. Он же обитал на ферме вместе с Чико с момента ее возвращения и до самой смерти дедушки.

 И, наконец, последней родилась в январе 1989 года девочка Ники, а в июле того же года у Дженис родилась дочь, которую назвали Джеки. Ники до сих пор обитает в районе фермы вместе со своей семьей - другом Бо и двумя детьми.

 Фокс, его подруга Шиба и вся их семья имеют сходное строение головы. Но вид каждого из них обладает такой же индивидуальностью, как и у людей или других животных. Как нет одинаковых по виду людей, так нет двух одинаковых на лицо бигфутов. Но «ее» бигфуты отличаются от других, которых она позже видела по изображениям в Интернете и в книжках.
У самцов бигфутов волосы на теле длиной 3-4 дюйма (8-10 см), у самок немного короче. Дети рождаются голыми, покрытыми только легким пушком. В течение нескольких недель пушок грубеет и подрастает, постепенно становясь волосяным покровом. У самцов волос нет только на ладонях, на подошвах ног и на половом органе. Уши у них подобны человеческим, но они скрыты под волосами. У самок волосы тоньше на лице и груди. Интимное место у них скрыто волосами. У самок и молодежи глаза в основном карие, но у Фокса они голубые, как у лошадей или собак. Белки глаз почти не видны.

 Зубы у них такие же, как у людей, только крупнее, и клыки длиннее и острее. Дженис доводилось видеть, как они отрывают куски мяса, когда поедают пойманную добычу, а также как раскалывают зубами орехи. Бывает, они раскалывают орехи ударами камней, а не очень крепкие разгрызают. Руки у них подобны нашим, и большой палец такой же. Все бигфуты, которых она видела, были пятипалые, но на ногах у некоторых мизинец оттопыривался кверху и налезал на соседний палец, так что он мог не отпечататься на следе.

 Они могут стоять, выпрямившись, как люди, и предпочитают ходить так же. Но иногда они перемещаются на четвереньках, опираясь на суставы согнутых пальцев рук. Перемещаются они очень быстро. При движении они могут быть совершенно неслышными, а могут создавать громкий шум. Если они не хотят быть услышанными, вы их не услышите. Они очень хитры и знают, как этим пользоваться. Будьте осторожны; когда следуете за ним или когда он следует за вами.

 Вот что Дженис рассказала об их отношении к людям.
«Кажется, мне было десять или одиннадцать лет, когда Фокс стал брать мою руку своей рукой так, как я Вам показывала. (Ладони повернуты друг у другу и соприкасаются, пальцы Фокса двигаются поверх руки Дженис в сторону ее запястья.) Он проделывал это с Папау несколько раз, прежде чем я смогла дотронуться до него. Это было проявлением доверия, дружелюбия. Когда мне было двенадцать, он приходил, и я уже могла дотронуться до верхней части его тела. Папау мог трогать его и раньше, а я только начала к нему прикасаться. Теперь и я могла делать то же, что и Папау. Я обхватывала старое лицо Фокса своими ладонями, когда мне было двенадцать с половиной лет, и я ощущала, какая у него мягкая шерсть, даже несмотря на то, что она выглядела всклокоченной. Его кожа на ощупь была грубоватой и немного жесткой, как кожа старого седла.

 Что касается детенышей, то я держала Тоби, когда ему был примерно один год. Шиба давала его на руки Папау, а Папау передавал его мне, после того как я присаживалась Шиба и Фокс позволяли нам делать с детенышами все, что мы хотели. Они нам доверяли. Мне приходилось держать последнего детеныша, девочку, и это, скорее всего, была Ники, когда ей было несколько месяцев. Тогда мне было 24 или 25 лет, и у меня уже была Джэки. Я заметила, держа эту малышку, что ее голова твердая, и у нее не было родничка. Я не обращала на это внимания раньше, когда держала Тоби, потому что тогда я еще не была матерью сама и не знала, что у младенцев есть родничок, мягкое пятнышко на темечке. Случай, когда мне пришлось нянчиться с Ники, произошел, когда один из глупых жеребцов пришел в ярость и лягнул меня и Папау во время кормления. Он выбежал из сарая и перескочил через забор, разделяющий сарай и поле. Это был Блэки, наш жеребчик от моей старой Миднайт. Да, нашу лошадь тоже звали Блэки. Я собиралась бежать за ней и за Папау, но бигфут побежал вместо меня. Тогда и Шиба, подкинув мне своего детеныша, бросилась в погоню за жеребцом вместе с Фоксом и Папау. Я помню, как эта маленькая девочка уставилась на меня своими большими карими глазами и залепетала что-то. Казалось, что она счастлива. Она не кричала у меня, и я просто держала ее около 15 минут, пока Папау и бигфуты не вернулись в сарай. Папау вел жеребца. Тот все еще был возбужден, и дедушка его успокаивал словами. Я думаю, что это все произошло из-за соседства с бигфутами.

 Я об этом особо не задумывалась, просто брала малышей на-руки, когда бигфуты давали мне их подержать. Тоби был первым, кого я держала на руках из маленьких, до этого мне приходилось играть с его братом Блэки. И я догадываюсь, что Шиба после этого доверяла мне своих детей. Хотя мне приходилось быть осторожной с ней. Она вела себя как медведица с медвежатами. Фокс меньше заботился о том, что я с ними делаю, главное, чтобы не причиняла вреда».

Шиба с детьми

                            БИТВА ЗА «СНЕЖНУЮ ЖЕНЩИНУ»

Драка Фокса с чужаком

 Однажды Дженис была свидетелем битвы бигфутов из-за самки. Вот ее рассказ об этом. 

 «Мне тогда было лет двенадцать, то есть произошло это в году примерно 1977-м. Чужой дикий бигфут бурой масти пришел на ферму и крутился вокруг Шебы. Фокс пытался его отогнать, нападая на него. Этот чужой бигфут выглядел моложе Фокса. Он был и выше его, но не тяжелее. Фокс был весом около с пару сотен килограмм, я думаю. Шеба не намерена была поддаваться этому чужому бигфуту. Она спокойно проигнорировала его притязания. Драка произошла позже, когда мне уже было тринадцать лет. Фокса тогда не было с Шибой, рядом был только четырех-пятилетний Блэки. Фокс либо где-то спал, либо охотился или делал что-то еще в тот момент. Я сидела на дереве позади дома и наблюдала за бигфутами.

 Шиба сидела на краю поля, где начинался лес. Она нянчила Тоби, воркуя над ним. Блэки в это время ползал на брюхе среди травы на лугу. Тот самый бурый чужак подкрался неслышно к Шибе, крепко схватил рукой и пригнул ее голову к ногам. Но Шиба попыталась вывернуться из его руки, не выпуская ребенка. Тогда чужак стукнул ее по голове кулаком свободной руки. Удар был такой сильный, что я услышала стук. Шиба выпустила ребенка, и он упал на землю. Чужак потащил ее за руку, и она испустила истошный крик, похожий на вопль женщины, которую убивают.

 Блэки, должно быть, прибежал с поля, потому что я его увидела уже рядом с ней. До этого момента он выпал из моего поля зрения, так как я отвлеклась на Шибу. Он тоже вопил. Тут вдруг из зарослей появился Фокс, он несся на четвереньках и с большой скоростью налетел на чужака сзади, подкатился и подсек его, как это делают футболисты. Чужак упал наземь, а вместе с ним и Шиба тоже.

 Все произошло так быстро, что я не успела разобрать: то ли Фокс зацепил и ее, то ли чужак, падая, свалил ее. Фокс при этом не издал ни звука, по крайней мере, я его не слышала. Вопли Шибы и Блэки заглушали все.

 Фокс вскочил и бросился в атаку. Чужак в это время был на четвереньках. Фокс прыгнул и обхватил его за шею обеими руками, как это делают борцы. Они оба свалились наземь и катались, сцепившись. Я решила слезть с дерева. Когда я спустилась на землю, они вовсю колотили друг друга кулаками и ногами. Некоторое время я стояла с отвисшей челюстью и смотрела, остолбенев. Все вопили, рычали и визжали. Шиба подняла ребенка с земли и удалилась с места битвы, продолжая дико вопить. Блэки бегал вокруг дерущихся, размахивая невесть откуда взятой дубиной, стараясь ударить чужака, чтобы помочь Фоксу. Но, похоже, он пару раз попал по ошибке и в Фокса. Блэки тоже досталось, я видела, как он пару раз упал. Грязь, комья земли, клочья шерсти летели в стороны. Шум они создавали невообразимый, как будто ревели сразу несколько сирен. Они колотили и пинали друг друга и вопили.

 Очнувшись, я помчалась со всех ног в дом. Я была напугана до смерти, не столько дракой, сколько их воплями. Они рычали с силой грома. Ничего подобного, такого громкого и ужасного, мне не приходилось слышать ни до, ни после этого. Я больше не могла это видеть и слышать и спряталась в доме.

 Папау схватил ружье, и когда я скрылась в доме, бросился с ним в поле. Я знаю, что он выстрелил дважды в воздух, прежде чем стрелять в чужака, как я поняла из последующих разговоров. Как потом говорил Папау, он дважды выстрелил ему в живот. Дедушка говорил позже, что они с Фоксом так прогнали чужака, что больше он никогда не появится. Я не знаю, убили ли они его. Они могли просто сильно поранить его. Единственно, что я могу утверждать, больше мы этого чужака никогда не видели.

 Еще я могу добавить, что два полицейских, каждый на своей машине, появились на ферме. Их вызвали соседи, жившие за дорогой, Рут и Уит. Услышав вопли, они решили, что кого-то здесь убивают, и позвонили в полицию. Дедушка сказал им, что ничего не случилось. Один из них уехал, а другой, которого звали Стамп Хикс, задержался хлебнуть кофейку. Папау рассказал ему, что на самом деле произошло. Тогда же он сказал, что стрелял в чужака, откуда я это и узнала. Потом Стамп и Папау осмотрели поле и лес в поисках чужака. Вернувшись, Стамп пожал дедушке руку и уехал. На этом инцидент с участием представителей закона был исчерпан.

 После отъезда Стампа дедушка подобрал кое-какие средства из аптечки, чтобы подлечить раны Фокса. Это были средства, которые он применял для залечивания ран у лошадей и коров. Собрав все это, он пошел оказать помощь Фоксу.

 Потом он лечил Фокса три или четыре недели. У того были раны на правой руке и на ноге. Думаю, что не обошлось и без перелома руки, так как Папау наложил на руку шину и не снимал ее долго. При этом Фокс позволял дедушке делать все, что он считал нужным. Папау и раньше мог прикасаться к рукам Фокса, но после этого случая дедушка мог прикасаться к Фоксу в любом месте. Шеба тоже стала разрешать дедушке прикасаться к ней. Другие наши бигфуты тоже стали проявлять еще большее расположение к Папау. Они никогда не делают того, что делают обезьяны. Те, когда хотят показать свое расположение к соплеменнику, выискивают паразитов. Бигфуты же просто запускают пятерню в волосы друг друга, как бы расчесывая их. Это же они стали делать и дедушке. Фокс стал позволять Папау вытаскивать большие занозы с помощью иглы, которой он пользовался для вытаскивания заноз у животных. Я даже видела, как Фокс следит, чтобы с дедушкой ничего не случилось, когда тот идет по дороге. Вообще, у них установились очень теплые отношения, какие только могут быть между братьями, нежели между животным и человеком». 

 

      ИНТИМ  

 ...Что касается анатомии и сексуального поведения самок, то и здесь ее наблюдения бесценны. Например, сравнивая «своих» самок с объектом, снятым в фильме Паттерсона, она утверждает, что у «наших» бугфутих груди поменьше. Даже когда они кормили детенышей, груди их не были такими полными. Основываясь на своих наблюдениях.

 Дженис предполагает, что самки бигфутов находятся «в положении» около одиннадцати месяцев. Хотя она понимает, что это только предположение, основанное на том, что после того, как она наблюдала совокупление Фокса и Шибы, через одиннадцать месяцев родился Тоби. Но она оговаривается, что, вполне возможно, у них были и другие совокупления после увиденного, так что однозначно о сроке беременности не может утверждать.

 Груди Шибы не были покрыты волосами, начиная от основания. У других самок, например у подруги Блэки, они были покрыты волосами почти полностью, за исключением сосков. У дочери Шибы, у которой отсутствовали два пальца на руке, когда она повзрослела, груди оставались голыми, как у матери. Дженис не может сказать, чем определяются подобные различия у разных самок бигфутов.

 Дженис лишь несколько раз видела как испражняются бигфуты. Они так же присаживаются, как и люди, но обычно они не подтираются. Однажды она наблюдала, как Шиба подтерлась какими-то листьями. Кажется, они стесняются делать это перед людьми. Но они мочатся на глазах людей. Самцы, например, тоже держат пенис в такой момент, как и люди. 

 

      ПОСЛЕ РАЗЛУКИ 

 Дедушка Роберт умер в 1996 году в возрасте 90 лет.

 Только в 2002 году Дженис окончательно вернулась на ферму, после того как эта история стала известна исследователям, в частности, Мэри Грин. На ферму в феврале приехала целая комиссия. А позже, 14 апреля 2002 года, как рассказала Мэри Грин, Дженис столкнулась с Фоксом в подвале дома. 

 

      МЭРИ ГРИН О РАССЛЕДОВАНИИ СОБЫТИЙ НА ФЕРМЕ

 В свой предыдущий приезд в феврале, когда мы занимались расследованием событий на ферме, я играла с этим щенком и собакой Ники. Позже Дженис сообщила мне, что та собака пропала. Еще через некоторое время Дженис и другие исследователи во время осмотра фермы нашли этого пса в канаве мертвым. Стало ясно, что он был убит бигфутом, судя по тем ранениям, которые он получил. Дженис хорошо знала, как бигфут убивает собак, и, обнаружив мертвого пса, поняла, кто его убил.

 Так вот, когда Роберт пошел покормить свою собачку, он обнаружил, что дверь подвала широко открыта. Он подумал, что кто-то вломился внутрь, чтобы украсть некоторые из старинных вещей, которые были заперты в подвале. Это повторилось на следующей неделе, кода воры снова оставили дверь открытой. Роберт был расстроен этим, но прежде чем что-либо предпринять, решил покормить собачку.

 В то время как он открывал пакет с кормом для собаки, чтобы насыпать немного в ее миску, из темноты подвала появился Фокс и попытался дать понять Роберту, что он голоден. Фоксу раньше уже давали собачий корм, и это было одно из его любимых лакомств. Шокированный и объятый страхом Роберт протянул полный пакет Фоксу, медленно попятился назад, затем повернулся и стремглав бросился вверх по склону холма к фасаду дома. Позже он рассказал Дженис, что тут же запрыгнул в свой джип и умчался.

 На дядю Роберта все это подействовало так сильно, что целую неделю он где-то пропадал, разъезжая на своем джипе по дальним краям штата, не сообщив близким о том, где он находится. Позже он объявился, живой и здоровый.

 Когда Роберт вернулся обратно в город, он попросил Дженис поехать с ним на ферму во вторник вечером. Он хотел, чтобы она зашла в подвал за газонокосилкой. Он знал, что она сможет поговорить с Фоксом так, как это делал когда-то его отец, и чувствовал, что она - единственный человек, способный попытаться достать газонокосилку для него, особенно если Фокс все еще использует подвал как своё временное убежище. Роберт боялся, как казалось, подойти близко к двери подвала даже Дженис, когда она пришла ему на помощь.

 Вот что сама Дженис сообщила по Интернету:

 «В воскресенье, 14 апреля, дядя позвонил мне из столицы штата Теннеси, чтобы сказать, что с ним все в порядке, и рассказать о появлении Фокса в подвале в понедельник 8 апреля, на прошлой неделе. После того, как он позвонил мне во вторник, дядя пришел ко мне в трейлер забрать меня, чтобы я могла поехать с ним, чтобы достать газонокосилку из подвала, покормить собаку и оглядеться вокруг.

 Мы припарковали машину на верхней дороге и спустились к входу в подвал. Я зашла туда и услышала тяжелое дыхание, доносящееся из отсека, который моя бабушка использовала для хранения консервов. Я пробиралась через весь хлам, эти велосипеды, грили, косилки и тому подобную утварь, что хранились в подвале. Видимость была примерно до 2-х или 3-х футов (до метра), и от входа в отсек я увидела Фокса, лежащего лицом к дальней стене на матрасе. Как мы позже поняли, это было сиденье от грузовика.

 Я решила выйти, но что-то меня остановило, я медлила. Фокс дышал, тяжело, слышны были его хрипы. Я могла четко видела его в свете от окна в этом помещении. Вернее, я могла разглядеть его затылок, плечи и верхнюю часть спины. Сначала я едва не вскрикнула от ужаса. Затем я спросила Фокса, не болен ли он. Я подумала, что он, должно быть, умирает прямо на моих глазах. Он в ответ сперва проворчал что-то неразборчивое, но это не было рычанием.

 Я была напугана до смерти. Это произошло потому, что я не общалась с Фоксом в течение долгого времени; и я просто не знала, как он будет реагировать на мое появление рядом с ним после всех этих прошедших лет разлуки. Я начала говорить тоном, который мой дедушка всегда использовал, когда хотел, чтобы Фокс сделал что-то; это был такой легкий плавный тон, с которым обращаются к пугливому жеребенку или норовистой молодой лошади.

 Я говорила довольно долго, и дядя начал звать меня снаружи. А я боялась повышать голос и отвечать ему, в страхе, что Фокс рассердится и нападет на меня. Я просто продолжала пятиться к двери через хлам и едва не споткнулась о велосипед.

 Я продолжала повторять увещевания. Когда я, наконец, увидела его двигающимся на четвереньках (по крайней мере, так мне представилось от двери подвала), я повернула за угол, к другой стене дома. Затем я заглянула в окно погреба, чтобы убедиться, что он выходит. К тому времени, когда я посмотрела в окошко, он был уже в основной части подвала.

 

Дженис выдирает пучок волос у Фокса

 Я продолжала говорить ему, что ему нужно выйти наружу, и что он пугает дядю до смерти, и что он не может оставаться в подвале. В конце концов, я спросила, не голоден ли он. Это произошло, когда он на четвереньках подполз к двери подвала и ждал, когда я вернусь к входу. Наконец он вылез и встал на ноги, но он показался ниже, чем был, когда я была маленькой. Он никогда не стоял так раньше, согнув спину, так что из-за этого он выглядел сейчас ниже. Его шерсть поседела, в окраске преобладал серый цвет с некоторыми оттенками белого и серебристого. Он уже не был таким черным, как пиковый туз, каким он был когда-то.

 Он дал знать, что голоден, и еще что-то пробормотал. Я также что-то еще ему говорила.Фокс отошел на шаг или меньше от подвала в мою сторону. У меня был маленький фотоаппарат в заднем кармане. Я подумала, что успею вытащить его из кармана, и нажала кнопку взвода вспышки на нем. Теперь в моем кармане мигал маленький красный огонек. Я подумала, что смогу сделать навскидку снимок Фокса. Но за то мгновение, которой мне потребовалось, чтобы достать камеру из кармана, он успел опуститься на четвереньки. Прежде, чем я успела поднести фотоаппарат к глазам, он стремительно сбежал на четвереньках по склону и перемахнул через ограду. Он стремглав кинулся к старому источнику в полосе деревьев за полем, тянущейся вдоль ручья. Он перепрыгнул забор, именно перепрыгнул, даже не задев! Он привстал, потом, как бы припал к земле, оттолкнулся и перепрыгнул через ограду, приземлился на четвереньки и продолжил двигаться дальше. Наконец он встал на ноги и побежал, когда уже приблизился к лесу за источником.

 Есть кое-что еще, что я подметила, когда он стоял передо мной, - это то, что я ошибалась раньше, считая, что его зрачки не отличаются от наших. Они не такие, как у нас. Они больше походят на кошачьи глаза, то есть имеют поперечный разрез зрачка; а могут быть и круглыми, но свет заставляет их сужаться и выглядеть, как глаза кошки.

 Мы с дядей отъехали к магазину, взяли еды, привезли и разложили на старом шкафу, во дворе дома. Потом мы уехали, дядя высадил меня у трейлера и поехал своей дорогой. Было около шести вечера, когда я вернулась домой. Я тут же позвонила Мэри Грин, рассказала ей о происшествии с дядей, и она вместе с Джозефом Баллом приехала на следующий же день, 17 апреля».

 Дженис стала подкармливать «гостей», и вскоре Фокс округлился и оправился от болезни. Стали появляться и другие члены его семьи. Так возобновилась «дружба» бигфутов с людьми. Но бигфуты нет-нет и убивали скотину, принадлежавшую то одному, то другому соседу. Тогда Дженис организовала и соседей подкармливать бигфутов, и те стали меньше нападать на домашний скот. Но все же нет-нет и задерут какую-нибудь собаку или кошку, которые уж очень досадят им. Правда, есть они их не ели.

 По предложению Мэри Грин, Уилла Дункана и других исследователей Дженис собрала волосы бигфутов и отправила их на исследование в Орегонский центр приматов профессору Хеннеру Фаренба-ху. Тот определил, что многие из волос принадлежат какому-то неизвестном виду приматов, не людям и не обезьянам. Но все же он попросил Дженис собрать волосы непосредственно с кого-нибудь из бигфутов, так как среди приславшихся ему образцов волос нет-нет и попадались то кошачьи, то поросячьи, то собачьи. И случай для получения на 100% надежного образца представился.

 Как написала Дженис, однажды ночью в марте 2004 года раздался стук в наружную дверь дома. Дженис решила, что это кто-то из родственников, и открыла дверь. Но она увидела_ Фокса, который попросил у нее чеснок. Насколько она знает, чесноком бигфуты отпугивают насекомых. Дженис зашла в дом, набрала чеснока и вышла к нему. Но когда она передавала Фоксу чеснок из рук в руки, она ухитрилась выдернуть из его руки пучок волос. У Фокса округлились глаза от такой дерзости, но он молча повернулся и пошел от дома...

 А Дженис упаковала волосы в пакетик и снова отправила доктору Фаренбаху. На этот раз он твердо отметил, что волосы - хотя и примата, но не человека, у них исключительно интенсивная пигментация, более интенсивная, чем даже у самых черноволосых африканцев.

* * *

 Прочитав материалы книги и получая регулярно письма по Интернету о текущем развитии событий, мы с Д. Баяновым все больше приходили к убеждению, что стоит попытаться поближе познакомиться с обстановкой на ферме Картеров. В конце концов, нашему Фонду удалось собрать минимально необходимую для поездки сумму - нашлись добрые люди и организации, которые согласились предоставить кое-какие средства на поездку и более или менее сносное пребывание там, в пределах месяца... 

 

    2. ПОЕЗДКА В ТЕННЕСИ: ПОДТВЕРЖДЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ ДЖЕНИС   

   ЗНАКОМСТВО С ОБСТАНОВКОЙ 

 За пару дней до моего отъезда в Штаты мы вдруг получили по Интернету письмо-предостережение от одного нашего корреспондента из Америки. Из его намеков мы поняли, что ехать сейчас на ферму Картеров небезопасно, что якобы в последнее время Дженис повела себя агрессивно по отношению к бигфутам, поставив задачу вместе со своим новым мужем-охотником отловить или даже убить одного из них. Это будто бы озлобило бигфутов, большая часть их удалилась, а в расположении фермы остался, мол, один трехметровый гигант Каноэней, решивший мстить искателям. Так что лучше, мол, не попадаться на его пути в лесу, и вообще, мол, никаких шансов найти там бигфутов нет.  

 Это, конечно, немного обескуражило нас, но я, честно сказать, не поверил «доброжелателю»: не могла такой человек, как Дженис, всю жизнь дружившая с дикими двуногими и даже не желавшая их фотографировать без их разрешения, вдруг предпринять какие-то усилия, могущие причинить им вред. Письмо даже раззадорило меня, свидетельствуя об интриге, возникшей вокруг этого дела.

 И вот я вылетаю в Вашингтон. Там меня встретил вашингтонский корреспондент одной из российских газет Андрей Кабанников, доставивший меня на автомобиле за 800 с лишним километров до фермы Картеров и пробывший там со мной еще пару дней для знакомства с обстановкой...

 Дженис и ее семья встретили нас как старых друзей. Хозяйка предоставила нам в распоряжение большую гостиную с двумя диванами. Было довольно жарко, поэтому окна были открыты. В одном был даже кондиционер, а на полу стоял большой вентилятор, такой же был под потолком. Но все это было бесполезным, как, впрочем, и электроплита в кухне рядом с нашей гостиной: в доме не было электричества. Его отключили... за неуплату. Пришлось поначалу готовить на открытом огне во дворе. Когда долг за электричество я оплатил, свет появился. Позже гостиная осталась в моем распоряжении. Разве только на втором диване, освободившемся после отъезда Андрея, обосновалась собака Джинджер, да еще вечерами мне составляла компанию четырехлетняя Холли, дочь Дженис. Она здесь смотрела видеомультики и любимые ею и мамой фильмы про лошадей.

 Недалеко от дома Дженис, примерно в 50 метрах от него, располагался большой трейлер, в котором проживала ее сестра Лайла с тремя детьми. Трейлер был длиной 24 метра, а полезной площади в нем - 120 квадратных метров.

 Я провел на ферме Картеров пять недель, жили, питался в доме вместе со всеми. Поначалу не было никаких признаков появления бигфутов ни во дворе дома (если можно назвать двором открытую лужайку без ограды - в тех местах не принято огораживать усадьбы), ни в подвале. Мы с Дженис вешали ведро с кормом перед домом и в соседнем лесочке, но никто практически за все время моего пребывания корм в лесу не брал. Только где-то в конце второй недели появились признаки посещения бигфутами нашего расположения.

 В ночь с 11 на 12 сентября, примерно в 1.30, сердито и долго лаяла наша домашняя собака Джинджер. Мы с Томом, мужем Дженис осмотрели все вокруг, но ничего не заметили интересного. А утром пришла Лайла, сестра Дженис, и сказала, что примерно в то же время лаяла и ее собака, привязанная под ее трейлером, и кто-то ходил вдоль трейлера, пару раз покашлял, потом посвистел и потом легонько постучал по стене трейлера. Лайла сидела внутри у окна, читала книгу, ее дети спали (Эшли, девочка 16 лет, Филип, мальчик 13 лет, и Майя - 8 лет). Она не разглядела, кто это был, так как внутри горел свет, а снаружи было темно. После этого мы с Томом расчистили поле обзора, передвинув старые стиральные машины и холодильники во дворе, так что из окна дома стала просматриваться широкая полоса вдоль трейлера вплоть до сарая, что в 120 метрах от дома. Я установил наблюдение по ночам с применением прибора ночного видения, но безуспешно.

 13 сентября мы ездили к Мэри Грин, вернулись поздно, часов в 12 ночи. Подошла Лайла и сказала, что прямо перед нашим приездом кто-то опять ходил, а с нашим появлением шаги прекратились.

 

Дженис вывешивает корм для бигфутов

 Днем 14 сентября во время нашего осмотра подвала мы с Томом обратили внимание на то, что старое кресло сдвинуто почти на метр, как будто хотели расширить место для лежания на полу на остатках поролона; на спинке кресла было байковое одеяло так вот, на нем оказалось колье - мельхиоровая толстая цепочка с большим пауком, похоже из серебра. Откуда она взялась, никто не знает. Кроме того, подвешенный на трубе под потолком пластиковый пакет с. кормом - раскрошенными булочками - оказался сдвинут к стене примерно на 40 см. Раньше он висел рядом с креслом, а теперь - вплотную к стене. Мы снова передвинули кресло и отодвинули пакет обратно от стены.

 16 сентября весь день шел проливной дождь. Поехали к Тому за 40 километров, чтобы подключиться к Интернету. Но как раз в этот день мы остались без компьютера и, соответственно, без связи с внешним миром: Том решил заменить в компьютере устаревшую материнскую плату и не справился с задачей. В довершение отказали окончательно дворники на машине Дженис. Обратно ехали под проливным дождем, в темноте, без дворников, да еще и стекла постоянно запотевали, так что Дженис вела практически наугад. Еле доехали, было уже за полночь. Естественно, после такого стресса снова идти под дождь, потом в подвал не было желания, и мы не стали его осматривать (вход в подвал сзади дома, как раз на краю оврага).

 Утром 17 сентября хозяева еще спали, дождь продолжался, но не такой сильный, я спустился в подвал: одеяло лежало на полу, колье тоже, но самое главное - пакет с кормом опять был передвинут к стене! Прямо какая-то игра в кошки-мышки...

 После всего этого, убедившись, что кто-то приходит, я потратил день и вскопал почву вокруг входа в подвал. Легко сказать! Работать пришлось киркой, под травой - твердая, как камень, земля, красная глина, не размокшая даже от проливного дождя...

 Утром 18 сентября первым делом проверил «следовую полосу» - никаких следов. Продолжил работу по ее расширению. На этот раз занялся подвалом: вынес оттуда 3 мешка хлама, чтобы расчистить дорогу Фоксу, вскопал - опять же киркой, грунт здесь еще тверже - только половину пути. Расставил поплотнее старые велосипеды.

 Утром 19 сентября - снова никаких следов. Продолжил работу в подвале. Дальше вскапывать не стал, засыпал каким-то черным порошком, похоже-древесным углем, оказавшимся здесь же: если наступят, отпечатается. Еще расчистил проход, подвесил новый пакет с кормом на трубу, одеяло вернул на спинку кресла, колье - на сидение.

 После того, как я вскопал и разрыхлил землю (подготовил следовую полосу) перед входом в подвал дома и в самом подвале, мне пришлось уехать в другой район поисков, к Мэри Грин, поскольку это было оговорено заранее. 

 

        ЛЕСНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

 Там, кстати, тоже происходили интересные явления. Ночью мы подолгу были в лесу - Мэри, я и еще двое: Уэйн Мёрфи (м.) и Шерри Малин (ж.). Шерри кричала, подражая ИХ голосам, и в ответ мы слышали похожие крики в отдалении, а Уэйн стучал дубиной по стволу, и тоже в ответ раздавались стуки. В этом месте пару лет назад они обнаружили труп теленка с выеденными сердцем, лёгкими и печенью, остальное было оставлено. Любые хищники разделываются с добычей совсем иначе.

 Мэри уверена, что это дело рук бигфутов. Тем более что это соответствует всему тому, что рассказывала об их «охоте» на домашних животных Дженис. Здесь же за пару дней до моего приезда упомянутые искатели увидели большой след на том месте, где минут сорок назад его еще не было. Я тоже видел этот след, но он уже осыпался к тому времени.

 В этом же районе находили древесные конструкции в виде каркаса для чума, или типи, как они там называют подобное индейское жильё. Я сфотографировал парочку таких конструкций и побеседовал с местным рейнджером-охранником государственного леса, Шоном Хыозом. Показал ему фото и спросил, кто бы это мог соорудить. На что он наивно ответил: «Я не знаю».

 Кстати, такие же конструкции находил и фотографировал на Вятке наш коллега, искатель Анатолий Фокин близ той самой деревни Аксеново, в которую в сентябре, же заходил леший (об этом сообщали московские газеты). Мне тоже там приходилось видеть подобные конструкции, которые Анатолий мне показывал.

 Так вот, после возвращения от Мэри вечером 23 сентября я спросил у Дженис, не было ли следов. Она ответила, что следов не было, но в ночь после моего отъезда она слышала, как Фокс недовольно ворчал около подвала. Она поняла так, что он недоволен вскопанной землей и не будет здесь появляться. 

 

        СЛЕДЫ В ПОДВАЛЕ 

 Утром 24 сентября следов в подвале я тоже не обнаружил. Подъехали двое телевизионщиков из «Нэшнл Жеографик» Нол Докстадер с помощником: они пытались найти меня и встретиться в Москве, а нашли в своих родных Штатах. Поговорили, прониклись доверием к Дженис, поснимали до темноты и уехали на ночь в мотель в соседний городок Свитуотер.

 На следующее утро они продолжили запланированные съемки и беседы с нами. Пока они беседовали с сестрой Дженис Лайлой, я пошел проведать подвал и - о, Боже! на черном слое мелкодробленого древесного угля, которым я присыпал пол, отпечатались следы босых ног... Следы продолжались дальше на разрыхленной красной глине (угля дальше не было). Посмотрел на двойной пластиковый пакет с кормом, подвешенный к потолку, - он аккуратно разрезан, внешний пакет отклонен в сторону, а внутренний пуст. Я позвал телевизионщиков, они подтянули аппаратуру и стали снимать мою работу со следами. Я тотчас вспомнил, что когда уточнял вчера с Дженис генеалогическое древо Фокса (они снимали этот момент), она, в частности, упоминала пятилетнего Скуики, приемного сына Ники, дочери Фокса. Он еще подросток, не выше 160 сантиметров ростом, и у него сильно покалечена нога, так что он при ходьбе ставит одну ступню поперек линии движения; и еще - у него на стопе снаружи сбоку две шишки. Как раз все это можно было видеть на следах, и я воскликнул: это же Скуики!

 Позже подошла Дженис, она подтвердила мое заключение. Причем, добавила, что малолетка Скуики «засветился» в силу своей неопытности, взрослые бигфуты умеют даже заметать за собой следы. (В переводе с английского Скуики означает «писклявый». Так его назвала Дженис года три назад, когда он только появился на ее земле, за соответствующее качество.)

 

Бурцев (автор) с растением-маркером у гнезда бигфутов

 После окончания съемок и отбытия телевизионщиков мы с Дженис еще раз внимательно осмотрели следы и залили один из них гипсом. Они не очень глубокие, так как рыхлый слой был очень тонкий, но все же хорошо впечатались пальцы и виден прямой внутренний край стопы, без выемки, присущей людям, что свидетельствует об отсутствии у бигфутов свода, то есть о плоскостопии. Следы длиной 27 сантиметров, что соответствует примерно сорок второму размеру обуви, и это вполне соотносится с ростом Скуики. 

        НАХОДКИ В ЛЕСУ

 В связи с появлением следов я на неделю отложил свой отъезд, намечавшийся на следующий день, в надежде на развитие событий. Но, увы, больше следы не появлялись, и корм оставался нетронутым. И все же остался я не зря: 30 сентября мы с Томом и Дженис обнаружили хорошее «трехкомнатное» гнездо-укрытие под деревьями среди зарослей, «комнаты» которого были выстланы сеном, принесенным со стороны. О том, что это укрытие бигфутов, свидетельствовало надломленное на высоте моего лица высокое травянистое растение рядом с ним; кстати, надломленный конец был еще совсем свежий, не успел даже подвянуть. Значит, они были здесь совсем недавно! А на сучьях по сторонам секций и на «потолке» - огромная коллекция их волос, разных расцветок и разной длины, пучками и отдельными волосками, но примерно одинаковой структуры. Дженис потом рассортировала их и разложила по принадлежности: черные - Фокса, рыжеватые - Каноэнея, его внука; коричневые - Ники, дочери Фокса, и так далее.

 В тот же день, возвращаясь от укрытия, нашли интересный артефакт: слепленный из красной глины шар с закатанным внутрь него пучком чьих-то волос или длинной шерсти, так что хвостик торчал снаружи. Что бы это могло быть? Несомненно, это дело рук опять же кого-то из диких двуногих. Не игрушка ли для полуторагодовалого сынишки Ники? Очень похоже...

 И, наконец, уже в день моего отъезда с фермы Картеров, кто-то из бигфутов взял половину корма из ведра, подвешенного рядом с домом, и несколько яблок. Одно тактично оставлено хозяевам... На этот раз откладывать отъезд я уже не мог. 

 

        ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 Должен заметить в заключение, что случай с фермой Картеров - это уникальная возможность для исследователей установления и длительного продолжения контактов с таинственными дикими двуногими. Но положение фермы и самой Дженис таково, что эта естественная лаборатория может быть утрачена в один «прекрасный» момент. Дело в том, что сама Дженис, обремененная финансовыми проблемами, не в состоянии вести сейчас сколь-нибудь эффективные наблюдения или, тем более, снимать бигфутов. Мало того, на ее землю сейчас претендуют некоторые «ушлые» соседи, воспользовавшиеся неумными действиями ее дяди, без ее ведома продавшего ее землю вместе со своей частью. Вопрос этот разбирается в суде вот уже несколько месяцев, и каково будет решение, не совсем ясно. На самой ферме ничего не выращивается и скот не содержится, хотя ее территория в основном состоит из пастбищ и частично покрыта лесом. И, наконец, в связи с отключением в доме Дженис за неуплату телефона, связь с ней прекратилась, и мы теперь не ведаем, что там происходит. Местные исследователи не уделяют внимания этому месту, в большей мере из-за того, что не могут поверить в реальность описываемых Дженис событий, настолько фантастичными они выглядят. Те же, кто доверяет Дженис, либо живут от нее далеко, либо не располагают достаточным временем и средствами.

 Вся надежда на то, что кто-то от нас опять туда поедет, теперь уже на более длительный срок, и доведет дело до конца. Но на это и у нас нет нужных средств...

cryptologos@mtu-net.ru

Наш телефон (095) 413-96-05

      Эпилог 

 И вот совсем недавно Мэри Грин прислала нам по Интернету текст письма, полученного ею от Дженис. В нем сообщается, что в зимнее время бигфуты стали буквально одолевать ее и ее сестру, агрессивно требуя пищи. Они появлялись во дворе, стучат ночами по стенам дома Дженис и трейлера Лайлы, иногда залезали на крышу. По-прежнему посещают подвал дома. Однажды они перевернули железную бочку для сжигания мусора и разбросали его по двору. Дженис старается почаще выкладывать им корм, чтобы предотвратить подобные хулиганства. Она попыталась залить гипсом их следы, но у нее это не очень удачно получилось.

 Обидно, но прошел зимний период, когда из-за недостатка пищи в лесу бигфуты теряют свою осторожность и более открыто приближаются к жилью людей...

Рисунки Лидии Бурцевой  

Скачать статью в формате Word