Развитие

 МОЗГ ЧЕЛОВЕКА - УНИКАЛЬНЫЙ ПРИБОР

  

 

 В.М. Бронников                        

 Один из авторов настоящего сообщения в последние годы разрабатывает проблему надмолекулярной организации структурных единиц важнейших биополимеров клетки - дезоксирибонуклеопротеидов, рибонуклеопротеидов и липопротеидов (ДНП, РКП и ЛП соответственно), изученных на срезах ткани биопсированного при реконструктивных операциях на сердце миокарда человека с помощью трансмиссионной электронной микроскопии. Установлено, что, несмотря на различия в химическом составе, структурные единицы указанных макромолекул на срезах ткани имеют однотипное строение: это кольцевидные образования диаметром 3-10 нм с утолщенным у основания длинным и короткими боковыми филаментами. Анализ частиц в разных плоскостях среза (ввиду невозможности трехмерной реконструкции указанных частиц на серийных срезах из-за чрезвычайно малых размеров) позволил автору предложить трехмерную их модель, согласно которой они являются сфероидами диаметром 5-10 нм, с конусовидным «хвостом» и экваториальными филаментами.

 Эти данные вносят определенные коррективы в существующие представления о структуре элементарных частиц указанных биополимеров, созданные на основании электронно-микроскопических и молекулярно-биологических исследований, хотя в общих чертах соответствуют литературным данным последних лет, по­лученным методами криоэлектронной микроскопии нативных тканей, атомно-силовой микроскопии, методом сов­местного анализа рентгеновских и гидродинамических данных, методом совместного использования трех типов излучений (света, рентгеновских лучей и нейтронов). Отсутствие соответствующих приборов, позволяющих получать высокие разрешения и уточнить тонкие детали строения упомянутых частиц, побудило ученых прибегнуть к помощи открытого недавно В.М. Бронниковым феномена «прямого видения», нарабатываемого с помощью предложенной им техники, а также проверить возможности указанного метода на разных уровнях организации живой материи.

 Сначала в Ереване (ноябрь 2000 г.) на небольшой группе испытуемых, получивших II ступень обучения (3 человека), а затем и в Санкт-Петербурге (01.02.2001 г.) в группе, состоящей из 15 человек, прошедших обе ступени обучения, была проверена способность человека видеть клетки, субклеточные и надмолекулярные структуры. Ереванская группа рассматривала организацию хроматина интерфазного, то есть неделящегося ядра, и митохондриальные мембраны миокардиальной клетки. Испытуемым Санкт-Петербургской группы было предложено схематически изобразить любую клетку своего тела, выделить в рамку деталь клеточной, обеих ядерных и митохондриальных мембран, которые нужно было рассматривать «под большим увеличением» в плоскости поверхности мембран и на перпендикулярном срезе через их толщу. Кроме рисунков самих испытуемых имеется аудио- и видеодокументация проведения экспериментов.

 Анализ результатов показал, что испытуемые видят даже различное пространственное расположение молекул в кристаллической решетке, в частности химических элементов, присутствующих в различных мембранах. Один из испытуемых точками разной величины изобразил пространственное расположение одного из компонентов молекулы РНК, которое соответствовало радиоавтографу меченого по фосфору 5S РНК, иллюстрируемого в монографии Леви В., Сикевиц Ф. Другой - увидел молекулы гистона HI между витками соленоида. Было показано также формирование петель на витках этой спирали, а также типичная конструкция нуклеосом с линкерами (свободными фрагментами двухцепочечной нити ДНК), связывающими нуклеосомы между собой. Испытуемый уточнил, что нить ДНК входит в нуклеосому сферической формы с той же стороны, с какой выходит (но не наматывается на диск, как принято считать). Тот же испытуемый описывает мембрану митохондрии как вязкую жидкость, в которой видны крупные шарики с нитевидными, как «водоросли», отростками и очень мелкие с небольшими хвостиками, как «головастики лягушки». Все они находятся в постянном движении. В мембране кристы он увидел своеобразную овальную структуру с толстыми стенками и открытым с одной стороны устьем, которая позже была идентифицирована нами как сопрягающий фактор, изображенный в цитированной монографии, вряд ли знакомой испытуемому. После анализа рибосомы он изобразил сферическую частицу, изнутри желтую, по периферии зеленую, состоящую из кольцевидных витков зеленой нити, покрытой снаружи черной оболочкой.

 Исследуя рисунки испытуемых петербургской группы, мы пришли к выводу, что подавляющее большинство (13 человек из 15) обнаружили субъединичную организацию мембраны. Остальные двое испытуемых, хоть и рисуют трехслойную мембрану на перпенди- кулярном срезе через нее, но при рассмотрении ее в плоскости самой мембраны изображают субъединицы, связанные между собой лучевидными отростками, что поразительно сходно с глобулярно-твердо-каркасной моделью биологической мембраны. В подписях к рисункам трое испытуемых указывают на чешуйчатый характер плазматической мембраны или ее конструкцию в виде черепиц, подтверждая тем самым гипотезу о сгибании «хвостов» внутримембаранных частиц (ВМЧ) под углом 90 градусов и контакте их с головками сосединих частиц. Характерно, что клеточная мембрана изображается «толстой» с примембранными слоями, наружный из которых для клетки сердца имеет, по описанию (Ж.А., 10 лет), слизистую консистенцию, нежно-розовый цвет, тогда как остов мембраны «чуть твердо­ватый». Наружная мембрана митохондрии этой клетки изображена ею в виде пунктира и при виде сверху выглядит пятнистой, а по консистенции «мягкая». Внутренняя ядерная мембрана состоит из гексагонально упакованных субъединиц, связанных между собой нежными нитями, и характеризуется как твердое образование, как «металл».

 Молекулярное строение субъединиц трех исследованных типов мембран рисуют четверо испытуемых (С.А., 12 лет; З.К., 13 лет; Ч.Д., 15 лет; Ч.К., 20 лет). Оно несколько отличается в разных мембранах. Один из испытуемых субъединицы схематически представил в виде квадратов, по углам которого расположил крупные молекулы, а посередине - мелкие. Четыре субъединицы ограничивают отверстие в мембране гепатоцита. Эти отверстия видны также на поверхности клетки в виде конусов и очень напоминают изображение внутренней структуры экзоцитозных апертур нервной клетки в виде абажуров в атомно-силовом микроскопе. Отдельно нарисована структура, напоминающая головастика лягушки и не комментированная им. Можно допустить, что это глобулярная белковая частица, описанная также испытуемым из Еревана и показанная на схеме структурно-химической организации мембраны. Интересная картина связи субъединиц смежных рядов в виде противоположно направленных и взаимно проникающих зигзагов представлена на рисунке К.Т., 14 лет. Это один из предполагаемых вариантов связи ВМЧ смежных рядов с помощью «хвостов». Испытуемая отмечает жидкий, вязкий характер самой мембраны. Внутренняя мембрана митохондрии, на ее взгляд, состоит из равнобедренных треугольников (у другого испытуемого треугольники более пологие), вершины которых связаны между собой тончайшими нитями, а на отдельном рисунке они разрисованы другим цветом и выглядят более округлыми. Этот рисунок напоминает внутреннюю мембрану митохондрии при негативном окрашивании и высоком разрешении электронного микроскопа. Та же мембрана в клетке альвеолы легкого состоит из сферических частиц, имеющих па срезе трехслойное строение и излучение желтого цвета (К.Н., 38 лет). Отмечается подвижность черепицеобразных субъединиц клеточной мембраны, «принимающих разную форму».

 Плазматическая мембрана нервной клетки мальчику (Ш.С., 12 лет) представляется поперечно-исчерченной. Об этом феномене упоминалось ранее. Предполагалось, что такой вид мембраны свидетельствует о резком повышении ее проницаемости и химического обмена между клетками через поперечно исчерченные смежные мембраны клеток. Ядерная оболочка нервной клетки изображена этим мальчиком в виде гексагонально упакованных сферических частиц с ореолом нитевидных отростков.

 Поразительное сходство с обнаруженными под электронным микроскопом ВМЧ имеют изображения субъединиц митохондриальной и плазматической мембран клеток кожи на перпендикулярном срезе через указанные мембраны на рисунках М.А., 13 лет, и Б.Л., 13 лет. В первом случае в среднем слое внутренней мембраны митохондрии девочка увидела округлые желтые структуры, расположенные по обе стороны пронизывающей мембрану поры. При большем увеличении они оказались головками ВМЧ с синего цвета «хвостами», направленными в одну и ту же сторону перпендикулярно плоскости мембраны. От головок на уровне экватора отходят выступы, охватывающие пору с обеих сторон - это, по-видимому, запирательное устройство, или так называемые ворота поры, способные открываться, пропуская воду и растворенные в ней вещества, и закрываться, регулируя степень проницаемости мембраны. Причем сама пора изображена состоящей из отдельно зигзагообразно расположенных сегментов-прямоугольников. Примерно так же изображают поры в мембране другие испытуемые.

 Во втором случае испытуемый увидел округлые субъединицы с утолщенными у основания «хвостами» («красного цвета, мягкие»), расположенные в плоскости плазматической мембраны клетки кожи. Он же в головке частицы рисует радиально расположенные сферические элементы разной величины, то есть им дается изображение молекулярного строения фосфолипидной мицеллы, окруженной слоем белка, формирующего также «хвост» частицы.

 Резюмируя результаты проведенных экспериментов с испытуемыми, пользующимися методом виртуального или прямого видения по методу В.М. Бронникова, можно сказать, что указанный метод имеет достаточно большие перспективы в области прижизненного изучения клеток, субклеточных и надмолекулярных структур, способных изменяться под воз­действием различных факторов (физиологических, фармакологических, биоэнергетических и других) на уровне самых совершенных оптических приборов с нано-разрешением. Этому методу подвластны, как показали некоторые испытуемые, даже молекулярный и атомарный уровни исследования. Особенно отрадно то, что на основании проведенных исследова­ний удалось удостовериться в корректности наблюдений, сделанных в обычном просвечивающем электронном мик­роскопе и правдоподобности выдвигаемых гипотез о надмолекулярной организации важнейших биополимеров клетки и структурно-химической организации биологических мембран.

 Особо следует отметить, что подобную информацию испытуемые не могли знать ни из учебников, ни из популярной литературы. Специалист-морфолог вряд ли мог бы телепатически передать нужную информацию, так как некоторые детали, описанные и показанные на рисунках испытуемых, не были известны ни одному из них. Они идентифицированы позже, после инструментальных экспериментов. Кроме того, характеристики цвета, консистенции, изменчивости форм исключительно оригинальны.

 Налицо подключение к информационному полю, похожие методики использовались в древности. А современные ученые ломают голову, как без электронного микроскопа, можно было узнать о строении ДНК. (Админ) 
  

Скачать статью в формате Word